Чтобы золотая пора не кончалась

Вспоминает Дина Никаноровна Морозова
Чтобы золотая пора не кончалась (C) Уральская берёзка

В детстве и юности она была похожа на мальчишку – озорная, отчаянная, бесшабашная. Может, поэтому всегда отлично понимала детей. хорошо ладила с мальчишками и уже взрослой, Почти тридцать лет Дина Никаноровна Морозова работала воспитателем в лагере, пока в 1983 году не ушла на пенсию. А начинала в середине 50-х годов прошлого века, в пору становления. Вот что вспоминает одна из наших ветеранов.

«Всю свою жизнь я работала учительницей начальных классов. В школу пришла в 1948 году, после окончания Нальчикского педагогического техникума. А в Челябинск мы переехали с Северного Кавказа в 1955 году, когда муж демобилизовался из армии и устроился здесь на работу. Дочке было 4,5 года.

Мы приехали весной, в каникулы, и я в первую очередь пришла в районо, где заведующей была Анна Ивановна Целковая. Она предложила мне поработать пока в пионерском лагере, и я согласилась, утаив, что у меня маленький ребёнок. И вот приехали мы в лагерь. Воспитатели разбирают детей по отрядам, а я не спешу. У меня чемодан такой большой, и Оля моя, спокойная такая, сидит на конце этого чемодана. Подходит старшая вожатая Анна Попова и говорит: «А вы к кому приехали?» – «Мы приехали на работу» – «Вы? С ребёнком? – и сказано это с интонацией: «Да вы что, тронулись?» – «А вы знаете, что ребята уже распределены по отрядам?» спрашивает она, и я чувствую, что хочет от меня избавиться. «Ну, ладно, мы поедем домой. Олечка, собирайся, пошли!». Дочка поднялась, и тут Анна Александровна говорит: «Подождите, к вечеру начнут подъезжать родители, подвозить детей. Может, наберётся ещё отряд».

К вечеру действительно набрался отряд, и мы остались в лагере. На нижней территории стояли четыре барака, там поселили ребят среднего возраста. На верхней территории располагалось шесть дачных корпусов из тоненьких досок, а рядом натянуты солдатские палатки, мы начинали с них. Палаточки ветхие, неказистые, но вмещали пионерский отряд. В моем были одни мальчишки, мне почти всегда их давали. Опыт у меня уже имелся, трудно только первые дни. Оля же попала в отряд дошколят, воспитателем была пожилая учительница. Дочке нравилось там, а иногда я её забирала с собой, и она ездила со мной несколько лет.

Во вторую смену приехали ребята-курсанты из лётного училища и привезли в подарок нам шестиместные палатки. Да какие – добротные, красивые, с окошечками! Брезент новёхонький, подкладка тёмно-синяя, как шёлковый дубль-сатин. Ну, очень красивые! Под каждой палаткой настелили деревянный пол, он специально был заготовлен. Потом привезли вешалки для одежды, и стало так удобно и хорошо!

В лагере жизнь всегда особенная, а у меня характер с детства был мальчишеский. Таких девочек, наверное, не было. Отец машинист на железной дороге, а я любила ездить на паровозе, на сцеплениях товарных поездов. Так что с мальчишками у меня контакт наладился нормально. Утром – горн, встали, сбегали куда нужно, умылись, позавтракали. Потом дети занимаются в кружках, идут в библиотеку. То выйдем за территорию, пройдём по ручью, с местностью познакомимся.

Жили интересно. Дважды мой отряд награждали походами, выпадало нам такое счастье. И сами с вожатой что-то придумывали, ходили в лес. Были у нас знакомые полянки, то заросли клубнички отыщем, то еще что-то. А клещей тогда не было, ни одного укушенного или заболевшего ребёнка.

За примерное поведение и пионерские дела наградили нас как-то однодневным походом. Все так обрадовались! Анна Александровна говорит: «Сборы до подъёма, чтобы никто не видел и не слышал, что вы ушли. А к вечерней линейке чтобы вернулись». Мы так и сделали: поднялись раньше всех, вышли, по мосточку перешли реку Зюзелга, дошли до озера Касарги и, конечно, вымотались.

И вот вода впереди заблестела, а у меня прямо сердце дрогнуло! «Боже мой, они же сейчас как сумасшедшие: устали, им жарко, побросают ранцы – и бегом». Боялась этого момента! И они кинулись бежать и… «захватили» близ растущие берёзы. Побросали ранцы, упали на спины и ноги задрали. Ни до чего не было дела! «Ну, ладно, отдыхайте».

Отдохнули и стали подниматься. А рядом база для походников, где был свой физрук и для ребят готовили еду – завтраки, обеды, ужины. Подходит пионервожатая и говорит: «Все, ребята, на обед». Дети с удовольствием пообедали, отдохнули, а потом говорю: «Теперь можно купаться. Глядите на меня: вы меня хорошо запомнили? Я – ваш буёк. Сейчас пойду в озеро, а вы всё время на меня смотрите. Если кто-то дальше меня зайдёт, вывожу весь отряд». – «Ладно, ладно!» – они на всё были согласны, лишь бы в воду попасть. И я как встала в этом озере, так и не выходила, плавала вдоль побережья. Накупались, позагорали, все радостные. Собрались, развязали вещички: у кого игра, у кого гостинцы, каждый занимается своим делом.

И вот дело уже к вечеру. Вдруг летит грузовик на территорию нашего лагеря. Останавливается. Выходит Анна Александровна, начальник наш: «Вы что думаете? Вам уже в лагере нужно быть!». А мы и не заметили времени! Ребята устали, прошли километра четыре-пять. А она и слушать не хочет. «Ну, мы здесь ночь переночуем» – «Где вы будете ночевать? У вас двухместные палатки. Сейчас придут другие ребята, займут ваши места». Разозлилась, села на машину и уехала. Заявляется другой отряд с вожатыми и воспитателем. Она и говорит: «Да поместим мы их, втолкаем по четыре человека, сами постелем матрацы за палатками и будем спать». Так и сделали. Ребят в палатках разместили, а сами вокруг постелили, ночь прошла хорошо.

Анна Александровна, уезжая, сказала: «Не приедете к вечерней линейке – пеняйте на себя. Если что – чтобы на утренней линейке, кровь из носа, были в лагере». А мы пока встали, пока физрук провёл физзарядку, пока покушали. Где же успеть? Конечно, нет! Время быстро пролетело, уже обед, а потом всех разморило, опять на озеро, опять я буйком была. Для ребят это такая редкость – выбить однодневный поход! Нам это право дали за то, что мы территорию хорошо убирали, не опаздывали никогда, никаких эксцессов не было.

И вот уже вечер, и думаю: «Как я пойду в такую даль?». Заночевали опять. Анна Александровна снова прикатила: «Да вы что себе позволяете?» и уже покричала, не остерегаясь ребят. Сказала, чтобы пришли к утренней линейке. Но когда мы к утренней линейке приходили? Пришли вечером, на вторые сутки. Заходим в лагерь, а там оркестр, марш и торжественная линейка. Анна Александровна поздравила нас: «Спасибо, ребята, что вы провели такой хороший поход, что у вас всё благополучно, без происшествий, что никто не потерялся, не поранился». Дети были довольны, что нас встречали аплодисментами.

После линейки – горн на ужин. Ребята пошли, а Анна Александровна говорит: «А вы, Дина Никаноровна, останьтесь». Как она меня ругала! Как она меня стыдила! Сказала: «Я никогда вас больше в лагерь не возьму. Вы, оказывается, способны подвести человека». Я молчу, а что говорить? Это же ребята, надо рассчитывать их силы. Пешком шли туда и обратно, это не просто. А потом в конце смены Анна Александровна детей поблагодарила, а мне вручила похвальную грамоту.

После второй смены, кстати, определилась моя дальнейшая судьба. Мне дали возможность выбрать школу, и я попросилась в 29-ю, а потом перешла в 92-ю, где и работала все годы. А из работников лагеря хорошо помню, кроме Анны Александровны, Клару Николаевну Беляй, Маргариту Алексеевну Невьянцеву, Тамару Фёдоровну Маточкину, Татьяну Дмитриевну Козлову, Людмилу Михайловну Забегаеву. Это были очень опытные сотрудники.

Шло время. Из палаток ребят перевели в дачные корпуса, а потом возвели двухэтажные корпуса: и душ, и туалет, и ванна, и сушилки внизу – просто замечательно! Лагерь начал меняться в лучшую сторону. Раньше мы не знали, где сушить вещи ребят в дождливую погоду, а тут – такой комфорт! Зато мы-то были первооткрывателями! А какие концерты проводили на летней эстраде! К нам и артисты, и самодеятельные коллективы приезжали.

60-летие мы отмечали на той же самой полянке, но в таком дворце, что любо-дорого посмотреть! В первую очередь обошли всю территорию, всех потянуло туда, где всегда что-то интересное случалось. Дети подготовили хороший концерт, был свой оркестрик, танцы разучили. И Анна Александровна Попова была среди гостей. Состоялась торжественная линейка: три отряда в парадной пионерской форме, звучат горн и барабаны, дети выходят маршем и отдают рапорт начальнику лагеря. Всё по-настоящему, с подъёмом и спуском флага. И все ребята, никогда не видевшие пионеров, были потрясены: «А почему у нас не так? Вот это здорово! Вот это да!» – такая была реакция.

Я никогда не жалела, что попала в «Уральскую берёзку». Заканчивался учебный год – и я знала, что поеду в лагерь. Мы с мужем до 72 лет бегали сюда на лыжах, всё прислушивались: не звучит ли музыка, не слышны ли детские голоса. Такие лагеря, конечно, очень нужны детям, им очень полезен правильный распорядок дня. Даже если воспитатели жесткие, ребята все равно на свободе. Они могут ходить по всей территории, а вокруг лес, воздух такой хороший. Игры новые разучивают, открывают что-то для себя, сами что-то предлагают. Пожелание такое: чтобы никогда эта золотая пора для ребят не кончалась»…

Дина Никаноровна Морозова

1 Комментарий

  • Галина Панченко
    Галина Панченко 31.03.2016 09:50 Комментировать

    Я училась у Дины Никаноровна в 92 школе, это удивительнейший человек, редкой породы, я считаю,что мне просто повезло в жизни встретить её, тем более важно,что это была моя первая учительница. Она была очень озорная и в то же время строгая. Мы очень боялись её и безумно любили, вот такое интересное сочетание!!

Оставить комментарий