Фёдор Шмидт: «В лагерь я ездил из-за футбола»

Вспоминает Фёдор Фёдорович Шмидт – фотокорреспондент газеты «Челябинский металлург»
Фёдор Шмидт: «В лагерь я ездил из-за футбола» (C) Уральская берёзка

Фёдор Фёдорович Шмидт – фотокорреспондент газеты «Челябинский металлург». Сорок лет назад, а если быть точным, 2 сентября 1974 года, пришёл на ЧМК, и с тех пор его жизнь неразрывно связана с металлургическим комбинатом. Это удивительно интересный и талантливый человек, настоящий фотохудожник – стоит только взглянуть на его снимки. Многие его работы отмечены на престижных, в том числе международных и всероссийских фотоконкурсах. Одно из недавних достижений – первое место и фотография года на 2-ом Всероссийском фотоконкурсе «Профессия в лицах»: за работу «Мужское дело». Отличный портрет металлурга!

- Фёдор Фёдорович, расскажите, когда вы впервые попали в «Уральскую берёзку», какие воспоминания с ней связаны?

- Первый раз я попал в этот лагерь лет в десять, в 1967 году. Директором была Анна Александровна Попова, и я до сих пор помню свою первую воспитательницу, Маргариту Алексеевну Невьянцеву, мы потом все годы к ней приезжали. У нас был такой классный отряд, что мы каждый год заранее договаривались, что летом будем вместе, соберёмся снова в один отряд. И мы собирались. И с Надеждой, дочкой Маргариты Алексеевны, мы дружили и до сих пор дружим, время от времени общаемся. Помню, мальчишкой я провожал её однажды от оперного театра, хотя жили довольно далеко друг от друга.

В те первые годы в лагере мы обитали на верхней территории, где были деревянные домики. Там было намного уютнее, и нам особенно нравилось, что мы жили в лесу. Нижняя территория более открыта, она на солнце, а у нас вокруг был лес, и нам было хорошо.

Помню, проходили у нас «Зарницы», спортивные соревнования, шахматы, различные мероприятия, линейки (хотя на линейки никто не хотел ходить). Естественно, и шалили иногда: переодевались и бегали привидениями, мазались пастой, всё это тоже было. Это же традиционная жизнь в лагере – бегать, прыгать, озорничать, влюбляться иногда. Конечно, здесь у ребёнка больше свободы, быть с вожатыми или воспитателями, ежедневно находиться в потоке кипучей жизни – это не то, что сидеть дома, с родителями.

Вместе со мной всегда был мой брат Виктор, мы близнецы и постоянно ездили в лагерь вместе. Маргарита Алексеевна и строгая была и весёлая, постоянно придумывала что-то интересное. Да и сами мы всё время что-то затевали, чтобы нескучно было. А из ребят больше всех запомнился Валера Ошкин, тоже футболист, как и я. Хороший был отряд, хорошая была жизнь.

Я-то ездил в лагерь в основном из-за футбола, потому что я очень любил футбол. Постоянно играл, постоянно получал грамоты, призы, мячи, которые тогда были дефицитом и которые мы, естественно, опять разбивали.

В лагере я научился и фотографировать в фотокружке, но это было уже позже. Мне нравилось снимать, это меня очень увлекало, интересно было. Единственно, что плёнка тогда была дорогая. Я снимал всё: лагерь, школу, друзей. Помнится, и птичек в «Уральской берёзке» снимал, это точно…

- Некоторые ребята, впервые оказавшись в лагере, испытывают шок: всё необычное, непривычное, а вы?

- Для меня шоком никогда ничего не было, потому что ребята все были нормальные. И, кстати, я все годы ездил в основном в «Уральскую берёзку», лет пять-то точно. Сначала был в отряде у Маргариты Алексеевны, а потом попал к другому воспитателю, когда стал постарше. Такой шкодный был мужик, он проходил практику от пединститута, но фамилию я, к сожалению, не помню. Из работников лагеря помнится, конечно, Владимир Николаевич Исаев, мой учитель черчения в школе. Замечательный был человек: интеллигентный, порядочный, спокойный, и всегда с иголочки одет.

- Вы больше всего любили футбол, а кем вы были в этой игре?

- Я был нападающим. Кстати: лет в двенадцать на Всесоюзных соревнованиях на приз «Кожаный мяч» был признан лучшим нападающим. А потом ушёл в бокс и лет восемь отработал в боксе. Занимался на ЧМЗ, у Евгения Григорьевича Удачина, выступал на районных, городских, областных и зональных соревнованиях.

- Расскажите немного о себе, о своем пути в профессию…

- Я родился в Челябинске, учился в 99-й школе. Наш выпуск был последним, а потом стал домом пионеров, нашего района. После школы я поступал в институт, но не поступил. Так интересно получилось: преподаватель не слушал меня, а потом говорит: «Повтори». Я говорю: «Я два раза не повторяю». И он мне задал дополнительные вопросы на темы, о которых я вообще ничего не слышал. И – всё…

Устроился на работу на ЧМЗ, в центральную заводскую лабораторию, и вскоре пошёл в армию. Служили мы с братом в Заполярье, на Кольском полуострове, в авиации ПВО. После службы снова вернулся на ЧМЗ. Был у нас в листопрокатной лаборатории начальник Абрам Шлемович Гиндин, всё хотел из меня прокатчика сделать, но не получилось.

- С чего началась ваша журналистская судьба?

- После армии я поступил на заочное отделение Московского университета искусств, с отличием закончил фотокинофакультет. Причём по моим работам меня сразу зачислили на второй курс, а преподавателем у меня был Юрий Эммануилович Евзерихин, бывший спецкор по Великобритании.

Как я уже сказал, фотографировать я начал с детства, в лагере. Самый первый фотоаппарат у меня был «Чайка-2», на 72 кадра. И первая же плёнка, которую я отснял, сразу получилась хорошо. Конечно, это стимул, когда с первого раза всё хорошо получается. Потом мне отец привёз из Германии фотоаппарат «ДАЦОРА/35-С», ну, а дальше пошло-поехало, много фотоаппаратов было. И я с тех пор всё время снимаю.

- Как вы пришли в газету?

- Где-то в начале 80-х годов меня пригласили сюда, в «Челябинский металлург». До меня здесь работал Володя Целлер, а когда он пошёл учиться на дневное отделение института, меня пригласил в газету Алексей Иванович Костерин. Перед этим я успел поработать на участке фоторабот, в оформительской группе комбината, где были и художники, и чеканщики, и сувенирщики. Так что опыт фотосъёмки у меня имелся приличный.

- Диплом с отличием, наверное, открывал в столице широкие горизонты, а вы остались на Урале…

- Ну, не в столице – в Челябинске. Однажды позвонил Сергей Васильев из «Вечёрки» и предложил мне быть спецкором газеты «Советская Россия» по Уралу, Сибири и Дальнему Востоку. Конечно, это было очень заманчиво – такие горизонты открываются, от Урала и до Владивостока. Но жена сказала: «Если ты согласишься, я с тобой разведусь». На тот период у меня уже было двое детей. Пришлось отказаться…

- Да, это сильный, мужской поступок – рискнуть карьерой ради семьи. Зато вы известный фотомастер Челябинска, у вас столько наград. Но вернёмся к лагерю: кто ещё из работников вам запомнился?

- К сожалению, имён и фамилий я сейчас не помню но, это были люди на своём месте – ещё того, старого поколения, которое очень любит детей. Именно поэтому нам в лагере было хорошо и комфортно. Мы чувствовали, что нас любят, о нас заботятся. Всё здорово было. Конечно, не было такой техники, как сейчас, не было электроники, но было что-то другое, не менее важное и нужное детям. Меня больше всего привлекало, что всё это было на свежем воздухе, что можно много играть в футбол. И, конечно, у меня появились здесь свои друзья…

- А ваши дети тоже отдыхали у нас в лагере?

- Отдыхали. И сын Илья, и дочь Анна. Раза по два были точно, и всегда прекрасно чувствовали себя в лагере. Дочь, когда училась в Челябинском педагогическом университете, несколько лет была в «Уральской берёзке» вожатой. Многие её прекрасно знают, можете спросить про Аню Шмидт, после неё в лагере осталось море фотографий. Сейчас она в Германии, недавно подарила мне внука второго, так что я теперь стал настоящим дедом.

- Словом, вы рады, что у вас и ваших детей была «Уральская берёзка»?

- Да, я считаю, «Уральская берёзка» – хороший лагерь, у меня с ним связаны очень хорошие воспоминания детства. Хотя там в то время не было технических изобретений, телевидения, газеты, но разные мероприятия-то были. Единственное, чего жаль – что нет больше тех деревянных дач, где мы жили. Я бы оставил верхнюю территорию – такая она была тёплая, уютная. Всё равно кирпич – это всего лишь кирпич, а там всё было выполнено в таком необычном стиле.

Иногда зимой пробегаю на лыжах мимо «Уральской берёзки»– и снова вспоминаю своё детство. Помнится, я был самый маленький, а трусы на команду нам всем покупали одинакового размера. И они висели на мне, как юбка, и я летал в них по футбольному полю быстрее всех, как на парусах! А вокруг – сосны, берёзы, птички поют! Хорошее было время!

Из фотоальбома Фёдора Фёдоровича Шмидта

Оставить комментарий