«Уральская берёзка» – фантастический лагерь

Вспоминает Нина Павловна Пакилева
«Уральская берёзка» – фантастический лагерь (C) Уральская берёзка

Нина Пакилева человек удивительный – она словно светится изнутри. Угадайте: в чем секрет? В увлеченности своим делом. Всю жизнь она посвятила детям и молодежи, успела поработать в обычном детдоме и знаменитом Артеке, в Центре детского творчества Металлургического района десять лет и столько же – в Министерстве образования и науки Челябинской области (по десять лет). Накопившийся опыт передавать студентам Челябинского педагогического университета, который сама же и закончила. Отличник просвещения, обладательница многих наград, Нина Павловна поработала и в «Уральской березке, о чем вспоминает с удовольствием.

- Нина Павловна, с чего началась Ваша трудовая карьера?

- Я начинала вожатой в детдоме. Закончила Челябинское педучилище №1, пионерское отделение. У нас была уникальная заведующая Людмила Александровна Замятина, которая всегда говорила: «Играйте с детьми! Будете играть – победа обеспечена, даже если вы не будете чего-то знать». И мы всё играли, играли. Иногда нас вывозили на пионерские сборы в «Уральскую берёзку», учили, как работать с детьми, а потом мы проходили практику в лагерях.

По распределению я попала в Миасский детдом, стала старшей вожатой, а потом и воспитателем. Затем выиграла конкурс и работала в Артеке семь лет, потом в Монголии, с тамошними пионерами – сухэбаторцами. Позже вернулась на Урал, десять лет руководила Центром детского творчества на ЧМЗ…

- Что вам дал Артек?

- А, наверное, всё! Профессионально закрепил всё, что я знала, и дал то, что я не знала. В Артеке были лучшие педагогические новации, лучшие технологии на тот момент. И неправда, что всё было заорганизовано – ничего подобного! Ни один ребёнок не будет писать десять лет, если ты только линейки и политинформации проводил. Нас учили достучаться до каждого ребёнка. В артековской школе пионерских работников было все предметы, от научного коммунизма до игровых методик.

- Чем запомнилась «Уральская березка»?

- С этим лагерем и работой в Металлургическом районе у меня связаны самые интересные годы жизни. В 1990 году я приехала в Челябинск и пришла в Дом пионеров на ЧМЗ. Начинала методистом, доросла до директора Центра детского творчества. Еще до меня здесь зародилась традиция вывозить активных пионеров и комсомольцев на сборы в лагерь. Мне поручили подготовить новую программу. Она называлась «Зорянка», что означало: «Задор, организованность, работа яркая нужны каждому активисту». Название придумали сами ребята. По легенде зорянка – это маленькая птичка, которую можно встретить только на рассвете, об этом есть стихи у Людмилы Татьяничевой.

Мои первые сборы в качестве руководителя программы прошли в «Уральской березке» в 90-м году, а выезжали мы до 1998 года. Уже не стало комсомола и пионерии, а мы все везли детей: лидеров и активистов, кавээнщиков и стартинщиков, всех участников наших творческих объединений. И дети ждали этого момента, «Уральская берёзка» стала уже родной. Знаю всех начальников того времени: Анну Александровну Попову, Розу Хасановну Сатлыкову, Евгения Владимировича Татаринцева. Мы сотрудничали, нас с удовольствием встречали и разрешали жить по своим законам и традициям. Все с удивлением за нами наблюдали и завидовали: «Зорянка» живёт так весело и здорово!

Вместе с детьми выезжали вожатые из школ, заместители директоров, и каждый год команда менялась, кроме нашей. Руководителем программы была Ольга Григорьевна Пудель, заведующая методической службой ЦДТ. Она брала на себя все организационные, административные и хозяйственные вопросы, а содержание и творчество отдавалось на откуп нам и нашим детям, мы ощущали себя руководителями и творцами. Весомый вклад в отдых детей внеслиЕлена Павловна Черданцева, Зинаида Осиповна Чижова, Лидия Викторовна Копытова, Марина Денисенко, Валентина Пряхина, Евгения Николаевна Чигак, Ольга Петровна Шкунова и весь педагогический коллектив во главе с первым директором Галиной Федоровной Смирновой и завучем Еленой Николаевной Колчиной.

Елена Павловна Черданцева отвечала за содержание «Зорянки» до меня. Я была носительницей артековских традиций, а она – орлятских, и мы синтезировали лучшее из лучших лагерей страны. В 1998 году мы участвовали в федеральной программе «Дети России» и заняли одно из первых мест, вышла книга с рассказом о нашем опыте.

- И что же интересного было в вашей «Зорянке»?

- Каждый раз, каждую смену было что-то особенное, всего не перечислить. Были у нас даже ночные походы, про которые детям было приказано молчать: это была тайна! Где, в каком лагере это разрешалось? Но «Уральская берёзка» был лагерь фантастики и исполнения несбыточных желаний. Иногда дети отказывались ехать за границу, чтобы попасть к нам, родители удивлялись: «Ну, что у вас такого? У нас ребёнок отказался ехать в Испанию – только в «Уральскую берёзку».

Были и спортивные соревнования, и карнавалы,мы с детьми танцевали, пели, сочиняли, фантазировали, играли в ролевые игры. Например, объявлялся день мушкетёра или день правил хорошего тона, или день птиц, и все отряды были птичьими стаями, а вожатые – вожаками. Все наряжались и играли. Но самое главное – это доброе отношение к людям, готовность сделать что-то на радость другим, подарить улыбку, доброе слово, порадоваться успеху товарища, понять другого!

Мы уходили от однообразия и привычных школьных мероприятий, у нас появились вертушки, где каждый ребенок себя проявлял. Одна – интеллектуальная, нужно ответить на вопросы, другая – творческая, нужно показать таланты. Мы выявляли самых интеллектуальных, самых талантливых, самых спортивных. У нас все дети проходили через станции, никто у окошка не скучал. А через десять дней детский актив менялся, и любой ребёнок мог стать лидером.

У нас был сформирован мощный творческий блок: наши педагоги приезжали и учили детей петь, танцевать, мастерить. Даже подростки это хорошо воспринимали, каждый отряд поощрялся за активность, никто не хотел подвести своих. Был интересный случай. Мы делали туристический маршрут, и на станции «Разведчики» надо было проползти под верёвочкой. А девчонки все прилично одеты: симпатичные костюмы, белые футболки. Дежурные пожалели девчат: «Пожалуйста, если кто-то хочет, может за вас проползти» – и один мальчишка за шестерых прополз! Он был чёрный и грязный, весь в соринках, но довольный и счастливый. Он не пел, не танцевал, а проявил себя как мужчина – и это оказалось настолько значимым! Потом у него и отношения в отряде наладились, а уже после армии он мне сказал: «На всю жизнь запомнил, как меня все хвалили и девчонки целовали»...

- Еще кто-то из детей запомнился?

- Таких много. Андрей Барковский – очень интересный парень, настоящий лидер, был в «Стартине» заводилой, сам танцевал и учил ребят. Рассказал мне однажды: «Нина Павловна, мне в армии помогло выжить умение танцевать. Как только была свободная минута, я включал магнитофон и танцевал, и вокруг себя объединял солдат. Никогда меня даже деды не трогали».

Женя Пономарёв, Женя Корецкий, Олег Кулебякин, Аня Кравцова, Наташа Пахомова, Юля Лубнина, Наташа Подкорытова, Наташа Погребецкая, братья Мамоновы – многих детей очень хорошо помню, хотя прошло более двадцати лет. Они не забывают друг друга, встречаются, общаются по Интернету, даже если в разных странах, а объединила всех «Уральская березка». Я много работала с детьми, но самые дружелюбные отношения остались с теми, кто был в лагере. Если видимся в городе, они всегда бросаются навстречу, здороваются, рассказывают, как сложилась жизнь. И это удивительно.

Приезжаю в «Дзержинец» – навстречу идет педагог-организатор, и тоже наш! «Уральская берёзка» ковала очень неплохие кадры. Многие вожатые стали педагогами, завучами и директорами школ. Например, Жанна Рыжкова – директор 96-й гимназии. Все очень талантливые, интересные вещи делали. Так Лена Гиз и Света Кашина, лучшие вожатые 82-й и 91-й школы, первыми подхватили стартиновское и кавээновское движение, в школах это всё гремело.

Главное – ребята общались, сопереживали, ставили грандиозные спектакли, рыцарские турниры, творческие вечера. Всё, что дети хотели, мы помогали им организовать. Однажды был вечер Виктора Цоя. Я еще сомневалась: маленькие не поймут, но набилась полная комната! И дети все сделали сами! Занавесили окна, зажгли свечи, поставили портрет музыканта, всё оформили, включили музыку. Муха пролетала – и было слышно! Все так внимательно слушали рассказ девочек – пусть не гладко, но это очень важно! В конце смены дети сказали: больше всего понравились «охота на мамонта» (когда вожатый переодевается и бегает по лесу) и вечер Виктора Цоя. Такие вещи остаются в памяти и трогают душу.

Были моменты, когда дети влюблялись и переживали, и это было очень красиво! И все с трепетом следили, как развиваются отношения у этого мальчика, этой девочки, а если они вместе участвовали в мероприятии, это было очень трогательно, очень здорово.

Думаю, эмоционально «Зорянка» затрагивала и детей, и взрослых. Взрослые могли реализовать себя как педагоги, получая самый большой отклик от ребятишек. Сколько вложил – столько и получил, и даже втрое больше.

Для меня «Уральская берёзка» – это ещё и становление меня как директора ЦДТ.Сначала я не могла оторваться от детей, сама ездила в лагерь, мне всё это нравилось. Многие дети на долгие годы стали мне и помощниками, и соратниками. Мы с лагерем дружили, туда выезжали танцоры, спортсмены, все были очень довольны, и завод всегда шёл навстречу, давал путёвки и льготы. Поэтому «Уральская берёзка» – это еще и моё знакомство с Металлургическим районом, с очень интересными людьми. Очень помогали тогдашние руководители Валерий Юрьевич Шопов, Пётр Иванович Черкасов и работники ЧМК. И я очень благодарна заводу и руководству того времени, мы всегда любили комбинат и его людей, не зря дети всегда с гордостью говорили: «Мой папа – сталевар». И когда я перешла в министерство, то почувствовала: кадры Металлургического района – самые надёжные, он до сих пор остаётся любимым.

Мы дружили и с детским дворцом культуры «Данко», мероприятия вместе проводили. Это всегда было очень необычно и интересно, было некое соперничество, но мы все были коллегами и друзьями. Тогдашний директор Галина Денисова – человек очень необычный. Когда говорят «мы с тобой одной крови», это о нас: и по духу, по притяжению это человек моего поля. Мне всегда нравилось, как она профессионально работала, опережая время. 90-е годы были сложными: быстро выкинуть огромный пласт того, чему тебя учили во всех вузах, невозможно. Сколько лет прошло, а до сих пор нет таких масштабных детских организаций, как пионерия, и ничего лучше не придумано. Но Галина Владимировна одна из первых понимала, куда двигаться, мы советовались, как не навредить детям и сохранить педагогический коллектив. Это руководитель с большой буквы и очень позитивный, очень эмоциональный человек.

- Одна из бывших вожатых сказала, что пионерия дала ей красоту жизни, а Вам?

- Наверное, смысл жизни. Я поняла, что такое педагогика и как получать удовольствие от своей работы. Если ты что-то сделал для ребёнка, если он получил радость, ты получишь отдачу в десять раз больше! И не надо напрягаться – просто надо любить детей безусловной любовью.

Благодаря лагерю я получила профессию. Теорию я знала хорошо, но практика гораздо важнее. Здесь ты 24 часа с ребёнком, ему хорошо – и тебе хорошо, ему плохо – и тебе тоже, надо выруливать из ситуации. Однажды я весь сончас играла с ребёнком в футбол, чтобы его успокоить. Жара 32 градуса, все отдыхают, а мы мяч гоняем.

Я всегда говорю будущим вожатым: «Любите и играйте с детьми, это самое главное. Даже если чего-то не умеете и не знаете, ребёнок почувствует вашу любовь и будет ходить за вами по пятам и всё прощать». Жаль, перестали мы сейчас любить детей, друг друга, животных, природу, сказки. А педагогика – это большая любовь, и через нее можно достучаться до любого ребёнка, даже трудного и запущенного. У нас было много сложных детей, и мы всех брали в «Зорянку». Были дети из разных семей, но когда вместе что-то придумывали, стирались все грани. Это очень увлекательно! Никогда не забуду парня, ставшего балконом. Говорит: «Я ничего не умею», а дети изображали театр. Ему повесили на груди надпись «Балкон», на плечах сидели девочки, и он был счастлив до безумия!

И все знали: любимчиков у нас нет, и ты получишь по первое число, если обидишь маленького или оскорбишь девочку. Это закон. Любой ребёнок мог поднять правую руку, и все замолкали. Каждый имел право высказать своё мнение, а это очень значимо для детей.

- Как смотрится «Уральская берёзка» на фоне других?

- Работая в министерстве с 2000 по 2010 год, я курировала отдых детей в области, в том числе и в «Уральской берёзке». Директора, Антона Анатольевича Денисова, помню еще ребёнком: тоже был в «Зорянке», всегда был любознательным парнем. Порадовалась, что он стал руководителем: свой человек, знает все традиции и постарается возродить лучшее. Мы начали сотрудничать, проводили на базе лагеря областные семинары, совещания по обмену опытом. «Уральская берёзка» один из лучших лагерей в области, один из самых сильнейших – по содержанию, программному обеспечению, подходу к обучению вожатых, интересу ко всем новинкам и участию в инновациях. Несколько лет лагерь занимал в областных конкурсах призовые места, всегда выставляли самые интересные программы. Антон Анатольевич стал одним из самых грамотных руководителей. Лагерь – это место, где надо быть мобильным и гибким, если что-то интересно детям, надо на это идти, и «Уральская берёзка» всегда отличалась этим.

Лагерь обогащает ребёнка и даёт школу общения. Где ему получить самостоятельность? Только здесь. Можно заниматься любимым делом, общаться со сверстниками, полюбить-разлюбить, огорчиться-порадоваться, поплакать-повеселиться. У меня племянник до сих пор в восторге от «Уральской берёзки», говорит: «Всё, что мне дано – это оттуда». Я считаю, что за детскими лагерями – будущее, где ребятам будет хорошо, а с ребёнком надо жить в поле его интересов.

Что важно знать начинающим педагогам? Если вы работаете с детьми, вы никогда не будете стареть, мыслить по старинке. Окружение ребятишек вам не даст! И очень многие учителя, работающие долго и на позитиве, это счастливые люди. Они очень долго могут радоваться жизни, как дети, а это главное. Должен быть позитив, а дети дают это стопроцентно.

- Если закрыть глаза, что представляется Вам при словах «Уральская берёзка»?

- Раннее утро, когда дети спят, и ты встаёшь и чувствуешь умиротворение и запахи – сосны, травы, берёзы, детей и ещё чего-то солнечного. Это, наверное, не описать. Тишина – и вдруг через пять минут эти детские голоса, этот звон, и всё – жизнь проснулась! Единственное спокойное время было ранним утром, когда можно было прийти в себя, пока дети спали. Поэтому у меня ассоциация с «Уральской берёзкой» – это запахи и тишина, и ожидание, что сейчас всё проснётся, и начнутся этот шум, гам, и песни, и что-то ещё…

Оставить комментарий