«Урбер» – это на всю жизнь

Рассказывает Андрей Юрьевич Зинченко, главный оператор «СТС-Челябинск»
«Урбер» – это на всю жизнь (C) Уральская берёзка

Андрей Зинченко работал в «Уральской берёзке» с 1991 года по 2003 год и, по собственному его признанию, ни одной смены не пропустил за это время. В основном занимался административной работой, а в 2000 году взялся за совсем небывалое дело и создал детскую телестудию, буквально с нуля! Сегодня Андрей Юрьевич – главный оператор «СТС-Челябинск», человек с двадцатилетним опытом работы на телевидении, вспоминает о былом.

Роза Хасановна и Евгений Владимирович

Среди тех, с кем я работал, было немало интересных людей. Прежде всего, это начальник лагеря Роза Хасановна Сатлыкова, пришедшая в конце 80-х на смену Анне Александровне Поповой. Она и была как Попова, это одного сорта люди, всё держалось в ежовых рукавицах. Роза Хасановна инспектировала абсолютно всё: столовую, корпуса, даже подвалы, знала, что где лежит, что где стоит, где какая поварёшка висит. Она и от нас требовала знать всё «от и до», контролировала всё, что мы должны делать. И до такой степени поддерживался порядок, хотя условия были не идеальные. Это сейчас душ в каждом корпусе, а раньше была баня, куда мы водили ребят.

Она была очень энергичная, хоть и на пенсии. Утром выходила на пробежку и бегала в любую погоду, вместе с детьми. Были у нас свои любители бега, пробегали несколько километров и в любую погоду шли в бассейн. Немало заботилась Роза Хасановна и о досуге ребят. Тогда не было ни телевизора, ни технических изобретений, и единственное, чем можно было занять детей, это спорт, мероприятия и массовые игры. Вот и старались ребят чем-то увлечь. Правда, однажды я все-таки привёз свой личный телевизор, и мы устроили собственный «видеозал».

Из фотоальбома Андрея Юрьевича Зинченко

В 1994 году мы отпраздновали 50-летие «Уральской берёзки», и Роза Хасановна ушла на заслуженный отдых. А вскоре вслед за ней удалился и прежний состав, включая Татьяну Ивановну Мауль с «Мечела», что, конечно, достойно сожаления. В конце лета сотрудник профкома ЧМК Марина Павловна Краснова представила нам нового начальника, Евгения Владимировича Татаринцева, который работал в лагере до 1999 года. А поскольку он не был силён в технических и хозяйственных вопросах, то пригласил меня в заместители.

Будучи преподавателем пединститута, Евгений Владимирович привозил и курировал своих вожатых. Он был человеком творческим и очень любил детей. Всегда с гитарой: сядет с детьми и песни поёт то тут, то там. У него музыка, творчество были на первом плане, он постоянно на сцене, в различных мероприятиях. В дни предпринимателя его «расстреливают», он участвует в «мафиозных захватах» – это был человек, который играет. Правда, не все восприняли это хорошо, и многие уволились после первой смены. Все усилия Евгения Владимировича были направлены на то, чтобы детям было весело и интересно. А количество ребят огромное – до тысячи человек!

Особое событие было в 1994 году: 50-летие лагеря. Все тщательно готовились, лагерь был празднично украшен, приглашены гости, выставлены стенды, огромные альбомы, фотографии разных лет. Приезжала Анна Александровна Попова (ее и в 2000-м году приглашали). И все автобусы изменяли в этот день свои маршруты, довозили ветеранов до «Уральской берёзки» и отвозили обратно.

У истоков собственной телестудии

С 1997 года я работал в лагере постоянно, летом и зимой. Считался инженером по снабжению, но задачи были самые разнообразные, я полностью участвовал в ремонте лагеря, который начался с приходом нового руководства: тогда всё переделали, даже дорожки. В 1998 году пришёл новый директор, Антон Анатольевич Денисов, и привёл с собой новую команду. Вскоре мне была предложена очень интересная работа: поднять пресс-центр. Я закупил видеооборудование, и мы стали снимать новости, клипы, репортажи с места события. Из радиорубки, где была своя студия, уходил кабель в каждый корпус. Везде смотрели трансляции, в определённые часы был прямой эфир. Дети снимались в сюжетах, репортажах, определяли темы, а я сам снимал и монтировал. Работы было много: студию записать, стендапы записать, и всё вживую. Естественно, нужно было научить детей работать, у нас были свои ведущие и репортеры, заставки и реклама – всё как полагается.

Важно пояснить, что основная моя работа была на телевидении, а летом я брал отпуск без содержания и работал в лагере. Все годы практически и не был в отпуске. И ехал не за длинным рублем, платили копейки, а просто нравилось. Если кратко описать мою работу в журналистике, сначала это пресс-служба «Мечела», потом телевизионный центр Металлургического района ТК «Метар», потом «СТС-Метар» и «СТС-Челябинск». А вообще у меня несколько профессий, есть медицинское образование, тренерский опыт. Я 12 лет работал тренером по стрельбе из пистолета, восемь лет, с 1994 по 2002 тренировал в «мечеле». Кстати, в1995 году впервые вывез своих ребят в «Уральскую берёзку». Были у нас свои стрельбы, «Зарница» с этапами стрельбы из боевого оружия, снимали все это на видео.

Со слезами и радостью

Самыми яркими и любимыми событиями и для меня, и для ребят в те годы были «День предпринимателя» и «Зарница». Организацией «Дня предпринимателя» занимались преподаватели Альфрид Кибишев и Дмитрий Ильясов, и такого размаха, как при них, не было ни до, ни после, никто не смог повторить. Дмитрий Ильясов был на всём этом, что называется, помешан (тогда он был аспирантом, а сейчас доктор наук, профессор, заведующий кафедры в ЧИПКРО – Челябинском институте повышения квалификации работников образования).

И все к этому очень готовились, все этим жили, горячо переживали. И с такой радостью участвовали! Какие были слёзы, если вдруг не разрешалось – дети даже из лазарета убегали! В этот день весь лагерь превращался в какую-то страну, масштаб мероприятия был просто грандиозным! Были у нас пожарная часть, налоговая инспекция, мафия, армия, полиция, здравоохранение, дорожная полиция, даже тюрьма! Были и свои предприниматели, каждый ребёнок открывал собственное «дело». И до такой степени всё было продумано! В лагере до 1000 человек, и их не хватало, чтобы охватить всё! И так весь день! Если уж это тюрьма – то «настоящая» тюрьма, если полиция – «настоящая» полиция, у нее даже своя форма и удостоверения имелись. В зависимости от страны были и президент с охраной, и обязательно были захваты заложников и попытки переворотов. И все переживали – и дети, и взрослые. Родители даже говорили: «Такое ощущение, что это всё – в реальности».

Так же весело проходила «Зарница», когда устраивались боевые действия, приглашались военные. Начиналось с подъёма, с шести утра: внезапная война – и нужно «сражаться» до отбоя! И дети очень переживали, и всё это было с парадами, с наградами. Ребята, по 600-700 человек, строились колоннами на территории лагеря и за ней. Попробуйте сейчас такое количество детей построить в колонну! Граница лагеря – это граница страны, и был внешний враг, от которого надо было её защищать. Сценарии всегда были новые и интересные, они ни разу не повторялись, и детей это очень увлекало.

Самые красивые и яркие

Отлично запомнились и фольклорные смены, тем более что моя жена Ольга много лет работает в «Данко». Дворцом руководила Галина Владимировна Денисова, она же была организатором фольклорных заездов. Каждый год в четвёртую смену приезжали творческие коллективы со всего региона: «Данко», Центр детского творчества, активисты школ, стартиновцы, кавээнщики, коллективы других городов. Весело было, иногда у нас одновременно проводилось по три дискотеки!

Фольклорные смены отличались от обычных, ты ходишь по лагерю, как по музею: сегодня посмотрю эту экспозицию, а завтра – другую. Каждый коллектив едет с программой, которую готовил целый год, и ежедневно наблюдаешь интересные события. Это всё было очень красочно, все везут самые лучшие номера. Четвёртая смена и особенно финал были очень красивыми и яркими. Мы выходили за территорию, и огромные хороводы – всем лагерем. Всё очень-очень красиво, можно было ходить от одного места к другому. Побывали на дискотеке – теперь на представление Театра мод, а дальше расположилась «Зорянка», а после отбоя идём со стартиновцами на костёр. И всё было так интересно!

Те, кто придавали шарм

Не секрет, что в лагерях работали люди, которые очень любили детей. И приезжали они не потому, что много платят, а потому, что им нравилось работать. Многие, как и я, отдыхали здесь в детстве. Интересных педагогов было очень много. Особенно мне нравилось, когда заезжал 88-й лицей, с детьми были заместители директора Виктор Васильевич Манжосов и Инна Владимировна Петренко, и их присутствие придавало лагерю особый шарм. Лицеисты занимали целый корпус, и мероприятия от их участия всегда выигрывали, были самыми интересными.

Запомнились Владимир Константинович Райсвих, он несколько лет работал физруком по четыре смены, спортинструктор Михаил Петрович Сатонин, заместитель директора по воспитательной работе Жанна Викторовна Рыжкова, музыкальные работники Алла Борисовна Есауленко и Ирина Николаевна Алабугина, преподаватели Альфрид Кибишев и Дмитрий Ильясов, о которых я уже упомянул.

Да, я ещё застал Ластика – так называли Владимира Николаевича Исаева, потому что он постоянно ходил в эластиковом спортивном костюме, модном у молодёжи. Очень интересный был человек, почти легенда, его знали все. Он проработал в «Уральской берёзке» почти всю жизнь, долго был старшим воспитателем, а в последние годы работал в радиорубке, отвечал за оповещение детей и взрослых, включение и выключение радио, кино. Интересно, что он ребёнком был на открытии лагеря в 1944 году, когда в самый первый день заезжали!Мы к нему приходили, и он нам так ярко всё рассказывал. Шла война, строился ЧМК, а детей вывезли за город, чтобы не мешали родителям ударно трудиться. Они жили в двух военных палатках, сами всё делали: рубили дрова, готовили на костре. Для них это было как большой поход.

Тропинка, усыпанная сладостями

А начинал я в лагере вожатым. Для кого-то первый опыт труден, но для меня построить детей труда не составляло. Всё чётко, как в армии. Те, кто прошёл спортивную школу, проблем с дисциплиной не имеют. Я сам начал тренироваться в десять лет, выступал в сборной области, а с 1994 по 2002 год был тренером СК «Металлург» (кстати, чемпион России среди СКА Марат Зиатдинов – мой бывший воспитанник). Нас изначально готовили для армии, дисциплина и порядок у нас были на первом месте. Поэтому с детьми мне не было сложно. Видимо, Роза Хасановна заметила, какой у нас порядок, и сказала: «Заканчивай со своим вожатством» и поставила следить за территорией лагеря, и я долго был на административной работе.

Что мне нравилось – жизнь в лагере всегда отличалась от жизни за его пределами. Даже в лихие 90-е годы, когда обстановка в стране была тяжелой. Трудности, дефициты, инфляция и прочие заморочки на детях, на питании никак не сказывались. Конфеты, сладкие призы у нас были всегда, ребят закармливали до такой степени, что вся тропинка до верхней территории была усыпана сладостями. Идут, выколупывают из кекса изюминки, из щербета арахис, а остальное выбрасывают. Кексы, печенье валяется. Проблем с питанием я вообще не помню, во «внешнем мире» перебои были, но не у нас.

Просыпаешься от криков птиц

Впервые я попал в лагерь шесть лет, в 1977 году. Мы с братом Сашкой заехали в четвёртый, санаторный корпус, где всё было под контролем медиков. Не помню, почему мама нас туда пристроила, но нас постоянно пичкали таблетками, делали процедуры, а остальные дети в это время играли, и нас это сильно огорчало. К родителям нас тогда не выпускали, разговаривали через ворота, и, понятно, такая жизнь удовольствия нам не доставляла.

Позже мы жили в нормальном лагере, и нам уже всё нравилось. Мама работала на заводе, в ЛПЦ-2, в профкоме постоянно выдавали путёвки, поэтому мы приезжали каждый год, иногда на всё лето. На верхней территории нам больше всего нравилось, что мы живём в лесу, что утром просыпаешься от криков птиц. На нижней территории такого нет, там всё открыто, солнце, а здесь – как на базе отдыха. Лес, деревянные бараки, построенные еще в начале 50-х. Но в 93-м один из них сгорел во время пересменки, и в начале третьей смены нам сказали, что верхней территории больше нет, пожарные запретили селиться в старые корпуса…Наверное, причиной пожара стали местные жители, они любили нагрянуть на территорию в те смутные годы, пока однажды охраной лагеря не занялась милиция.

Вспоминаются ночные походы

Помню, я терпеть не мог линейки, а больше всего мне нравились спорт, бассейн и то, что мы живем одни, без родителей. Лагерь научил меня самостоятельности, мы всегда ходили в туристические кружки, могли костёр развести, приготовить, палатки поставить – словом, выжить на природе. Ходили в походы на Соколинку, а потом и сами водили туда детей. Походы были часто, ребятам это очень нравилось. Многие вспоминают ночные походы, когда уходили в ночь, до следующего дня. Водили до 150 человек! Шли по ночному лесу с фонариками, а ещё надо было развести костёр, поставить палатки и всё приготовить. Приходим обратно – музыку до обеда не включаем, младшие играют так, чтобы вернувшиеся из похода могли поспать.

Сейчас такое запрещается, а раньше походы были очень популярны. Дети их ждали, желающих большая очередь. Поход был поощрением, если отряд в чём-то отличился или одержал победу. А сейчас детей больше интересуют интернет, компьютер, им важнее, чтобы WFбыл в корпусе.

Шли годы, дети росли, мы наблюдали за ними из года в год. Какими они станут? Все зависит от педагога. Для хорошего педагога важны чёткий контроль и жёсткая рука, без этого с современными детьми работать невозможно. Особенно мне нравилось, как работают тренера: они жёстко всё строили, и у всех всегда был порядок.

Как мы эти смены ждали!

Между прочим, я и с Ольгой, своей женой, познакомился именно в лагере. Она в свое время работала художником, и все смены была со мной. Кстати, даже рожать уехала прямо из лагеря. 1 августа у неё день рожденья, а на другой день её увезла лагерная машина. Наш сын родился 2 августа, и уже зимой был в лагере, на зимней смене. Нашей семье недавно исполнилось двадцать лет.. И мы, и все наши знакомые, кто когда-либо работали в лагере, нередко его вспоминаем и говорим: «Урбер» – это на всю жизнь».

Как же мы эти смены ждали! Ведь нас никто не принуждал, все приезжали с желанием и с радостью. Я даже терял деньги, но все равно ехал. Во-первых, в лагере были те, с кем мы уже почти сроднились, а во-вторых, это было все-таки любимое дело. Помните фильм «Добро пожаловать или посторонним вход воспрещён»? Там хорошо чувствуется та особая атмосфера, которая была в лагерях, и все «бывшие» её сразу узнают! Это же вся наша жизнь! Мы ездили, потому что нам нравилось, и в памяти остаётся всё самое яркое, самое красочное.

Андрей Зинченко, главный оператор «СТС- Челябинск»

Оставить комментарий